RADOSVET

вход

Практический Оккультизм

Практический Оккультизм



Оккультизм — это не магия, хотя магия и является одним из его орудий.


Оккультизм невозможно постичь только вследствие развития способностей — психических, или интеллектуальных, хотя и те и другие являются его слугами. Оккультизм также нельзя назвать стремлением к достижению счастья, в обычном, человеческом понимании этого слова; так как первым шагом в нем является самопожертвование, а вторым — самоотречение.

Некоторые письма, поступившие в течение этого месяца, свидетельствуют о том, что многие люди ищут практических наставлений в Оккультизме. Вследствие чего я сочла необходимым разъяснить раз и навсегда:

а) принципиальное различие между теоретическим и практическим Оккультизмом (или, по-другому, тем, что называют Теософией — с одной стороны, и тем, что называют Оккультной наукой — с другой), и

б) характер сложностей, возникающих при изучении последней.

Стать теософом — просто. Каждый человек, обладающий средним интеллектом и склонностью к метафизике; ведущий чистую, бескорыстную жизнь и предпочитающий оказывать помощь своему ближнему, нежели получать ее самому; всегда готовый пожертвовать своим собственным удовольствием ради других; и любящий Истину, Добро и Мудрость самих по себе, а не за те выводы, которые они могут ему принести, — теософ.

Но гораздо сложнее найти тот путь, который ведет к познанию правильного образа действий, то есть — умению отличать добро от зла; путь, приближающий человека к тем способностям, которые позволят ему творить добро без видимого проявления усилий.

Кроме того, имеется еще один немаловажный фактор, который должен знать каждый ученик. Это — огромная, практически безграничная ответственность, которую учитель несет за своего ученика. От Гуру Востока, обучающих тайно или явно, и вплоть до тех немногих каббалистов Запада, стремящихся дать своим ученикам начатки Священной Науки, — все эти учителя (и каждый из них) подчинены одному и тому же непреложному закону. Но эти западные иерофанты зачастую даже не подозревают, какие опасности они порождают. А ведь с того самого момента, когда они действительно начинают учить, с той самой минуты, когда они передают своим ученикам какую-либо способность — все равно, физическую, психическую или ментальную — они берут на себя все грехи своих учеников, связанные с Оккультными Науками (причем — как содеянные, так и несодеянные); и так будет продолжаться до тех пор, пока ученик не пройдет посвящения и сам не станет Учителем, взяв на себя таким образом всю ответственность и за себя самого и за своих будущих учеников. Существует один таинственный и мистический религиозный закон, особо почитавшийся и неукоснительно исполнявшийся в Греческой церкви, полузабытый в римско-католической и окончательно преданный забвению в протестантской. Он существует с самых первых дней христианства и основывается как раз на вышеупомянутом законе, символом и выражением которого он как раз и является. Этот закон утверждает абсолютную святость отношений между крестными родителями новоокрещенного ребенка*1.

При этом негласно подразумевается, что крестные родители берут на себя
все грехи этого ребенка (помазываемого во время этой мистерии, как будто при таинстве посвящения!) до той поры, пока он не достигнет сознательного возраста, чтобы уметь отличать добро от зла, и не сможет сам нести ответственность за все свои поступки. Вот почему Учителя обычно столь сдержанны. Вот почему чела должен проходить семилетний испытательный срок служения. Он должен доказать свою пригодность и развить в себе качества, которые гарантировали бы безопасность как его Учителю, так и ему самому.

Оккультизм — не магия.
Сравнительно нетрудно обучиться заклинаниям и методам использования более тонких, но все же материальных сил физической природы; способности животной души в человеке пробуждаются довольно быстро; силами, приводимыми в движение его любовью, его ненавистью и его страстью, управлять не так уж и трудно. Но все это является Черной Магией — Колдовством. Поскольку мотивы и только мотивы превращают любое использование способностей в Черную (вредоносную), либо в Белую (благотворную) Магию. Использование духовных сил воспрещается до тех пор, пока в человеке остается хотя бы малейший намек на эгоизм. И пока намерения человека не станут абсолютно чистыми, его духовная воля будет превращаться в психическую, действующую на астральном плане; и следовательно, производимые ею результаты могут оказаться просто чудовищными. Силы и способности животной природы могут одинаково успешно использоваться как людьми эгоистичными и злопамятными, так и бескорыстными и всепрощающими; но силы и способности духа доступны только абсолютно чистым сердцам — это и есть БОЖЕСТВЕННАЯ МАГИЯ.

Каковы же условия для ученика, желающего постигать "Divina Sapiential"*2? Ибо если все необходимые условия не будут выполнены и не будут неукоснительно выполняться в процессе учебы, ни о каком истинном учении даже и речи быть не может. Вот условие sine qua поп'. Нельзя научиться плавать, не войдя в глубокую воду. Птица не полетит, пока у нее не окрепнут крылья и она не увидит перед собой открытое пространство и не ощутит в себе достаточно мужества, чтобы довериться воздушным потокам. Если человек желает научиться владеть обоюдоострым мечом, он должен сперва научиться мастерски владеть тупым оружием, чтобы не пораниться самому или — что еще хуже — не поранить других при первой своей попытке.

Для того, чтобы дать хотя бы некоторое представление об условиях для получения возможности без риска обучаться Божественной Мудрости (то есть, быть уверенным, что Божественная Магия не превратится в Черную), ниже приводятся фрагменты из "неофициальных" правил, в рамках которых действует каждый учитель на Востоке. Нижеприведенные фрагменты взяты из большого числа подобного рода предписаний; объяснения к ним приведены в скобках.

1. В комнате ученика не должно быть предметов, мешающих внутренней сосредоточенности. Магнетизм находящихся в комнате предметов должен оказывать благотворное направляющее влияние. Среди прочего должны присутствовать пять священных цветов, образующих круг. Не должно быть никаких вредоносных влияний, носящихся в воздухе.

Комната или место, выбранное учеником, должны быть предназначены исключительно для этой цели и для других занятий не использоваться. Пять "священных цветов" — призматические цвета, подобранные особым образом, ибо они обладают сильным магнетическим воздействием. Под "вредоносными влияниями" понимаются любые нежелательные раздражители ­споры, ссоры, недобрые чувства и проч., ибо, как нас учат, они немедленно отражаясь в астральном свете, оказывают свое пагубное воздействие именно тем, что остаются в атмосфере данного места. Это первое предписание на первый взгляд кажется наиболее простым и легко выполнимым, но на самом деле оно — одно из самых трудных.

2. Перед тем как ученик будет допущен к обучению "лицом к лицу" он должен достичь взаимопонимания с другими избранными мирскими упасика (учениками) число которых должно быть нечетным.

"Лицом к лицу" в данном случае означает самостоятельное обучение, или обучение отдельно от остальных учеников, когда ученик получает наставления, находясь лицом к лицу либо с самим собой (своим высшим, Божественным Я), либо со своим гуру. Следовательно, это наступает в срок, когда каждый ученик должен получать только ему одному предназначенные сообщения, соответствующие способу применения полученных знаний. Это происходит только в самом конце обучения.

3. Перед тем как передать своему Лану (ученику) благие (священные) писания ЛАМРИНА, или позволить ему начать готовиться к Дубжеду, учитель должен позаботиться о том, чтобы разум ученика очистился и примирился со всеми, в особенности — с другими своими Я. Иначе слова Мудрости и благого Закона будут пущены по ветру.

"Ламрин" — сборник практических наставлений, составленный Цзон-ка-па; состоит из двух частей: первая служит предназначена для культовых и экзотерических целей, другая — для эзотерических. "Готовиться к Дубжеду" — значит готовить необходимые предметы, требующиеся для прорицания, такие как зеркала и кристаллы. "Другие Я" — это собратья-ученики. Пока не будет достигнута полнейшая гармония между обучающимися, успех невозможен. Подбор учеников производится самим Учителем, учитывающим их магнетические и электрические особенности, гармонично сочетающим положительные и отрицательные элементы.

4. Все упасика во время обучения стремятся достичь единства, став как пальцы одной руки. Ты должен вложить в их головы мысль, что горе одного — это горе всех; что если радость одного не находит отклика в сердцах других, значит необходимые условия не соблюдены и продолжать обучение бесполезно.

Вряд ли подобное возможно, если подбор учеников производился с учетом всех магнетических особенностей учеников. Существуют примеры того, что даже многообещающие и готовые к восприятию истины чела часто вынуждены ждать годами, укрощая свой темперамент, разрушающий общую гармонию. Поскольку...

5. Со-ученики должны быть настроены своим гуру подобно струнам вины (лютни) — каждый должен иметь свой собственный голос при условии общей гармонии. И все вместе они должны составить звукоряд, чутко отзывающийся в любой своей части на малейшее прикосновение Учителя. Только тогда их души будут способны воспринимать гармонию Мудрости, проникающей во всех и каждого вибрацией знания, являя результаты их деятельности, приятные для их ангелов-хранителей и для них самих. Так Мудрость навсегда войдет в их сердца и гармония закона никогда не будет нарушена.

6. Тот, кто решил приобретать знание, приближающее его к Сиддхи (оккультным способностям), должен полностью отказаться от суетности жизни и от всех мелочных ценностей этого мира (далее следует перечень различных Сиддхи).

7. Никто не должен думать в отношении своих со-товарищей: "Я — самый мудрый", или "Я более свят и приятен учителю, или своим товарищам, нежели брат мой", и т.п., — каждый должен оставаться упасикой. Внимание их должно быть сосредоточено, главным образом, на чистоте собственных сердец, изгоняя оттуда любую враждебную мысль в отношении любого живого существа. Сердца их должны быть преисполнены ощущения полного всеединства со всем живущим и всем, что есть в Природе; иначе успеха не достичь.

8. Лану должен остерегаться только внешних влияний от живущих (магнетических эманаций других живых существ). И хотя в своей внутренней природе он един со всем и каждым, но свое внешнее (физическое) тело он должен оберегать от любых посторонних воздействий: никто не должен пить или есть из его посуды, кроме него самого; он должен избегать телесных контактов (т.е. ни к кому не прикасаться и не допускать, чтобы прикасались к нему) как с людьми, так и с животными.

Нельзя иметь никаких домашних животных, нельзя прикасаться даже к определенным деревьям и растениям. Ученик должен жить, так сказать, в своей собственной атмосфере, индивидуализируя ее ради достижения оккультных целей.

9. Разум ученика не должен воспринимать ничего, кроме вселенских истин, дабы "Учение Сердца" не превратилось в одно только "Учение Ока" (т.е. в простой внешний ритуал).

10. Запрещается любого рода животная пища, все, в чем раньше была жизнь. Запрещены вино, спирт или опиум — ибо подобно Лхамайинам (злым духам), подстерегающим неосторожного, они уничтожают понимание.

Вино и спиртные напитки впитывают и сохраняют в себе дурной магнетизм всех тех людей, кто участвовал в их изготовлении; мясо любого животного сохраняет в себе все его психические характеристики.

11. Медитация, воздержание во всем, исполнение моральных предписаний, благие мысли, добрые дела и сердечные слова, равно как и доброжелательное отношение ко всем и полное забвение себя самого — вот самый короткий путь к обретению знания и подготовки себя к восприятию высшей мудрости.

12. Только при условии строгого соблюдения вышеприведенных правил Лану может надеяться на то, что в положенное время он обретет Сиддхи Архатов, рост которых постепенно сделает его и МИРОВОЕ ВСЕ Едиными.

Эти 12 фрагментов взяты из числа 73-х Правил, которые приводить здесь полностью не имеет смысла, поскольку европейский ум был бы бессилен осознать их. Но даже этих отрывков вполне достаточно для того, чтобы понять, насколько велики те трудности, которые встанут на пути человека, родившегося и воспитанного в традициях Запада, если он пожелает стать "Упасика"*4.

Все западное — и в особенности английское — образование построено на принципе борьбы и соперничества; ребенка учат как можно быстрее овладеть знаниями с единственной целью — превзойти своих товарищей, опередить их во всем. Усиленно насаждается система, бессмысленно называемая "дружеским соперничеством", и тот же самый дух присутствует и во всех прочих областях жизни.

И если западному человеку с самого детства "прививают" подобные идеи, как сможет он ощущать себя и своих со-товарищей "пальцами одной руки"? Тем более, что этих со-учеников выбирает не он сам; и выбор их не зависит от его личных соображений и симпатий. Их подбирает Учитель, руководствуясь при этом совершенно иными соображениями. И тот, кто желает стать учеником, должен сперва найти в себе силы подавить в своем сердце малейшую неприязнь и антипатию по отношению к другим. А много ли на Западе найдется таких, кто хотя бы попытается сделать действительно серьезную попытку в этом направлении?

И затем, всевозможные ограничения в повседневной жизни, невозможность прикоснуться к руке самого дорогого и близкого человека. Как все это противоречит западным представлениям о любви и уважении! Какой суровостью и холодностью веет от всего этого на первый взгляд. В довершение ко всему непременно последует упрек, что отказываться дарить радость другим ради собственного совершенствования — это все тот же эгоизм. Ну, что же, пусть все те, кто так думает, отложат попытку своего продвижения по этому пути на следующую жизнь. Но пусть при этом они не гордятся своим мнимым бескорыстием. Ведь на самом-то деле это лишь кажущаяся правота, всего лишь следование общепринятым канонам поведения, основанным на эмоциях и их обычном проявлении; и

поэтому, следуя им, они обманывают сами себя. Так называемые "правила хорошего тона" являются порождениями нереальной жизни, а не продиктованы Истиной.

Но если даже не принимать во внимание все эти трудности, которые можно считать "внешними" (хотя от этого они отнюдь не станут менее значимыми), каким образом сможет западный ученик "настроить себя" на гармоничный лад, как ему предписывается? В Европе и Америке личностный фактор развит настолько, что ни в одной школе — даже художественной ­вы не найдете атмосферы любви и доброжелательности, а одну только зависть и ненависть друг к другу. "Профессиональное" противостояние и взаимное соперничество уже стали притчей во языцех; человек стремится достичь своей цели (при этом чаще всего неблагородной) любой ценой; и все "правила хорошего тона" являются при этом пошлой маской, за которой скрываются эти демоны ненависти и зависти.

На Востоке же дух "все-единства" внушается каждому с малых лет так же настойчиво, как на Западе — дух соперничества. Личные амбиции, личные чувства и стремления не имеют там столь благодатной почвы, как на Западе, — это не поощряется. Каждому от природы дана благодатная основа для развития и, если правильно следовать предуказанному, из ребенка вырастает человек, наделенный глубоко укоренившейся привычкой всегда подчинять свою низшую природу высшей. На Западе люди полагают свои личные симпатии и антипатии в основу отношений к людям и вещам, что и определяет основную линию их поведения. Подобным же образом поступают и те, для кого подобный принцип не является основополагающим законом их жизни и кто далек от желания навязывать его другим.

Пусть те, кто сетует на то, что Теософское Общество не оправдало их надежд, дав им слишком мало, постараются сердцем понять слова, сказанные нами в февральском номере журнала "Path""'. "Ключом к познанию на любой ступени является сам ученик". И не "страх перед Богом" является "началом Мудрости", но знание своего истинного Я, которое, и есть САМА МУДРОСТЬ.

Какими же величественными и исполненными смысла должны казаться ученику — уже начавшему осознавать некоторые из вышеприведенных Оккультных истин — слова, произносимые Дельфийским Оракулом каждому приходящему к нему за Оккультной Мудростью, слова, не раз повторенные и многократно утвержденные мудрым Сократом: — ЧЕЛОВЕК, ПОЗНАЙ СЕБЯ.

Статус чела не предполагает и никогда не предполагал наличие какого-либо определенного образа жизни или чего-то в этом роде, поскольку человек в состоянии полностью изолировать свой разум от своего тела и его окружения. Согласно правилам, статус чела — это, скорее, особое состояние разума на физическом плане, нежели особый образ жизни. Но это утверждение относится, главным образом, к раннему, испытательному периоду, в то время как правила, изложенные в апрельском номере "Люцифера", более применимы к последующей стадии, ­стадии непосредственного обучения оккультизму и развития оккультных способностей и оккультного ясновидения. Правила эти, однако же, определяют образ жизни, которого должны придерживаться, по мере возможности, все ученики, ибо он будет способствовать наиболее успешному их обучению.

Не следует забывать, что Оккультизм связан прежде всего с внутренним человеком, которого он должен укрепить и освободить от господства физического тела и его окружения, низведя последних до положения его слуг. Этим и объясняется то, что первым и самым главным условием Ученичества является дух абсолютного бескорыстия и преданности Истине; далее же следует самопознание и искусство владения самим собой. Только это и имеет первостепенную важность, в то время как внешнее соблюдение установленных правил является всего лишь второстепенным моментом.

[Lucifer, Vol. II, No. 8, April, 1888]



Вопрос читателя:


В весьма интересной статье "Практический оккультизм", опубликованной в прошлом номере, утверждается, что с того момента, как учитель начинает обучать своего челу, он берет на себя ответственность за все его грехи, связанные с оккультными науками, до того момента, когда тот, приняв посвящение, сам станет ответственным учителем.

Западному уму, уже многие поколения погружённому в индивидуализм, очень трудно признать справедливость, а следовательно и истинность этого утверждения; так что весьма желательно было бы получить дальнейшие разъяснения этого факта, верность которого некоторые чувствуют интуитивно, но не в состоянии обосновать логически.

С. Э.

Лучшее логическое обоснование этого — тот факт, что даже в повседневной жизни родители, опекуны, воспитатели и наставники обычно несут ответственность за привычки и будущую этику ребенка. Несчастный маленький воришка, обученный своими родителями лазить в чужие карманы на улицах, не ответственен за это, а последствия этого тяжким бременем ложатся на тех, кто внушил ему, что так поступать правильно. Давайте надеяться, что западный ум, хотя и "погряз в индивидуализме", еще не настолько притупился, чтобы не понять, что будь это иначе, то не было бы ни логики, ни справедливости. Но если даже в этом мире следствий те, кто формирует пластичный, но пока еще не размышляющий разум ребенка, считаются ответственными за последствия их воспитания — вольные и невольные его прегрешения в последующей жизни, то насколько же б`ольшая ответственность ложится в таком случае на "духовного гуру"? Ведь он вводит ученика за руку в мир, совершенно тому незнакомый. Это мир невидимой, но постоянно действующей причинности, тонкой, но неразрывной нити, которая есть действие, агент и сила кармы, и самой кармы, действующей на поле божественного разума. Раз познакомившись с этим миром, ни один адепт уже не может сослаться на незнание, даже если к зловредным результатам приводит действие, мотивы которого были благими, потому что знакомство с этим таинственным царством даёт оккультисту средства предвидения двух направлений, открывающихся для каждого преднамеренного или непреднамеренного действия, что ставит его в положение, где он может с уверенностью знать, какие будут последствия в том или ином случае. Так что пока ученик, уже начавший действовать по этому принципу, ещё слишком мало сведущ, чтобы быть уверенным в своём видении и распознавании, то разве не будет естественным, что именно ведущий его наставник должен отвечать за грехи того, кого он сам завёл в эти опасные области?

[Lucifer, Vol. II, No. 9, May, 1888]


* В греческой церкви такой союз считается настолько священным, что брак между крестными родителями одного и того же ребенка рассматривается как наихудший вид кровосмешения, считается незаконным и расторгается законом; и этот абсолютный запрет распространяется даже на детей одного из поручителей по отношению к детям другого поручителя.

** Следует запомнить, что все "чела", даже мирские ученики, зовутся упасака до своего первого посвящения, после которого они становятся лану-упасака. До того дня даже те, которые живут в монастырях и отделены, считаются "мирянами".


Е. П. Блаватская

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.